ss.xsp.ru
 Добавить в избранное
ss.xsp.ru
Структурный гороскоп
Циклы Кондратьева
Общемировые события
Ссылки

К содержанию
Петр ДЕЙНИЧЕНКО

XXI век: история не кончается.

Часть вторая. Тупики и пропасти

Когда погода портится

И еще до того, как сбудется предсказанное мною, вся земля попадет под власть яростных и частых ураганов и бурь... И тысячи других бедствий будут вызваны невероятным разливом вод и непрестанными дождями...
Нострадамус

Тепло или холод

   Мы стали говорить о погоде так часто, словно живем в какой-нибудь Англии. Это не новое российское поветрие - так происходит во всем мире. На телевидении прогнозы погоды отличаются завидным рейтингом, а на соответствующие сайты в Интернете не заглядывает только ленивый. С чего бы вдруг человечество одолел сей странный интерес к метеорологии? Как известно, о погоде начинают говорить, когда она портится. То есть, отклоняется от удобного для нас стандарта. Такой стандарт, безусловно, существует и глубоко укоренился в национальной мифологии. В России лето - жаркое и грозовое, осень - золотая, зима - студеная или метельная, весна, понятное дело, дружная... Природа, впрочем, всегда выкидывала всякие штуки, но когда весь год состоит из одних только фокусов, становится как-то не по себе.

   Вспомним совсем недавние события. Только в центре России - невиданно холодный май 1999 и сменившая его жара и сушь, все более частые "ураганы", страшное наводнение на Северном Кавказе в конце июня 2002 года... А в Европе - невиданные снегопады в Альпах зимой 1999 года, весной - настоящий потоп в верхнем течении Дуная (когда весь этот снег дружно начал таять), все более частые катастрофические наводнения, невиданная сушь и жара лета 2003... На Соединенные Штаты и Мексику каждое лето обрушивается жара, невыносимая даже для привычных к теплу жителей этих стран, все мощнее становятся торнадо (вихрь 3 мая 1999 г. разрушил значительную часть города Оклахома-Сити). Кажется, погода словно взбесилась. Конечно, мы живем в век средств массовой информации, для которых всякое необычайное явление природы - новость, но валить все на телевидение было бы несправедливо. Ведь все чаще и чаще в репортажах звучит: впервые за все время метеорологических наблюдений. Это значит - впервые за 120 - 180 лет, в зависимости от расположения метеостанции. В старинных хрониках и летописях, конечно, сообщается и о событиях куда более невероятных - случалось, и Нил замерзал, а по Черному морю плавали чуть ли не айсберги, - но все же не слишком ли часто стала портиться погода?

   Вопрос не столь праздный, как может показаться. От состояния климата напрямую зависит жизнь всех обитателей планеты. Возможно, что развитая система международных экономических связей позволит избежать голода в случае неурожая, но все равно - за хлеб приходится платить. Более того, современная цивилизация, основанная на высоких технологиях, оказывается куда более уязвимой перед лицом стихии. К примеру, в гололеде и двести лет назад не было ничего хорошего, но тогда по крайней мере под тяжестью льда не обрывались линии электропередачи и не было массовых автокатастроф. По данным Гидрометцентра России, только в период с 1960 по 1990 год ущерб от стихийных бедствий в среднем составлял 43 млрд. долларов в год. Но гибнут не только материальные ценности. Население планеты растет, и человек вынужден осваивать районы, жить в которых небезопасно. Одно из самых населенных мест в мире - устье реки Ганг в Бангладеш. Только за последние 200 лет здесь случилось семь катастрофических наводнений. Одно из них в 1970 г. погубило более 300 тысяч человек. Похожие бедствия все чаще обрушиваются на Китай и США.

   Для России будущее состояние климата планеты имеет первостепенное значение. Так сложилось, что мы живем в одной из самых суровых и неблагоприятных в климатическом отношении стран. Даже незначительное ухудшение климата может поставить нас тяжелейшее положение. С другой стороны, самое небольшое улучшение позволит нам сэкономить миллиарды долларов. Это касается буквально каждой семьи. Представьте себе, что вы строите дом - если вы точно знаете, что в ближайшие сто лет суровые зимы маловероятны, то сможете сэкономить на толщине стен и системе отопления...


   К несчастью, есть все основания полагать, что нашим детям и внукам достанется куда менее приятный мир, чем тот, что мы знаем сегодня. Очевидно, в ближайшие сто лет бури, засухи, морозы и наводнения будут случаться куда чаще, чем в наши дни, и, что печальнее всего, все эти стихийные бедствия станут куда более интенсивными. Специалисты убеждены, что нынешний и ожидаемый разгул стихии предвещает какие-то глубокие перемены климата планеты, но они не знают, когда климат вновь войдет в стабильное состояние и как именно он изменится. По-видимому, период нестабильности, свидетельствующий о переходе климата Земли от одного состояния к другому, еще только в самом начале.

   Точный климатический прогноз невозможен в принципе. Состояние климата Земли определяет множество процессов продолжительностью от десятков лет до сотен тысячелетий, и ста лет инструментальных наблюдений (а в масштабах всей планеты этот срок еще меньше) недостаточно для того, чтобы делать какие-то выводы. Тем не менее, по данным геологии и палеогеографии история климата известна достаточно хорошо. Последние два миллиона лет длительные ледниковые периоды продолжительностью 70 - 120 тысяч лет неоднократно прерывались теплыми межледниковьями, продолжавшимися 15 - 20 тыс. лет. На чередование ледниковых периодов и межледниковий накладываются более короткие колебания климата продолжительностью 1500 - 2100 лет. Все ледниковые периоды и межледниковья отличаются своим особым характером, причем даже в самые холодные эпохи случаются сильные кратковременные потепления, длящиеся сотни и даже тысячи лет, а резкие и очень интенсивные похолодания бывают и в разгар межледниковий. Последний ледниковый период завершился около 12 тысяч лет назад, хотя континентальные льды в умеренных широтах еще оставались - понадобилось еще около 4 тысяч лет, чтобы большая их часть растаяла. По всей видимости, нынешнее межледниковье, в которое уместилась большая часть истории человеческой цивилизации, подходит к концу - о чем и свидетельствуют участившиеся стихийные бедствия.

   Недавно ученые сделали очень тревожное открытие. Изучая ледяные керны Гренландии и Антарктиды, льды которых, словно годичные кольца деревьев зафиксировали историю климата планеты за последние сто тысяч лет, они убедились, что переходы от потеплений к похолоданиям и наоборот иногда происходят катастрофически быстро. Менее чем за десять лет средняя температура в Арктике и Антарктике может измениться на несколько градусов. Достаточно сказать, что среднему похолоданию на 1 градус соответствует сокращение периода роста растений на две недели. Такие похолодания (и потепления, эффект которых во время ледникового периода не столь заметен, ибо льды не успевают растаять) длятся несколько сот лет, после чего температура вновь возвращается к исходному состоянию. О причинах можно только догадываться - за этим могут стоять вулканические извержения, изменения морских течений или солености морской воды. За последние 8 тыс. лет такого не случалось, но климат нынешнего межледниковья вообще отличается редкостной стабильностью, которая многих наводит на мысль о том, что за оставшееся до конца теплого периода время на нас обрушатся многочисленные неприятности - и в результате в среднем оно не будет сильно отличаться от всех предыдущих.

   Между тем, в XX веке на эту естественную нестабильность климата стала накладываться нестабильность, вызванная деятельностью человека. Она проявляется двояко.

   Во-первых, в окружающую среду поступает огромное количество различных веществ, так или иначе влияющих на климат. Так, углекислый газ и метан задерживают тепловое излучение земли и тем самым, словно пленка над парником, способствуют потеплению (так называемый "парниковый эффект"). Нефтяная пленка на поверхности воды затрудняет теплообмен и испарение воды. Дым, поступающий в атмосферу при сжигании топлива и растительности, препятствует поступлению солнечной радиации, что ведет к снижению температуры. В свою очередь, вещества, которые до недавнего времени широко использовались в холодильных установках (в частности, хлорфторуглероды), как полагают, приводят к разрушению озона в стратосфере и тем самым открывают путь к поверхности земли убийственному для всего живого ультрафиолетовому излучению... Примеры можно множить. На состояние климата - по крайней мере, локально - влияют и крупные водохранилища, и огромные города.

   Во-вторых, стремление человека перестроить природу под свои насущные нужды приводит в случае изменения климата к гораздо более тяжелым последствиям для самого человека. Можно с помощь совершенных систем орошения превратить пустыню в цветущий сад, но что делать, если на эту местность обрушатся дожди? Примерно 3 тыс. лет назад в Южной Аравии возникла высокая цивилизация, основанная на орошении. В IX веке до н. э. началось строительство грандиозной плотины, высота которой достигала 15, а длина - 600 метров. Она действовала несколько столетий. Одновременно на этой территории было построено множество искусных гидротехнических сооружений. Все прекрасно работало, и, пока климат оставался стабильным, страна цвела - римляне недаром назвали ее "Счастливой Аравией". Но примерно 1600 лет назад, в IV веке н. э., климат сделался неблагоприятным. Пошли дожди. Страшные наводнения разрушили плотины, и сегодня в этой местности нет ничего кроме занесенных песком руин.

Безусловно, древние цивилизации не располагали нынешней техникой и знаниями. Но в 1993 году американцы, при всех своих технологиях, смогли противопоставить разбушевавшейся (и тоже насквозь зарегулированной плотинами и дамбами) Миссисипи лишь тысячи рук и мешки с песком - и последствия того наводнения оказались катастрофическими. Дело в том, что искусственные сооружения и экосистемы - дамбы, поля, каналы, водохранилища и т. д., не в состоянии гибко реагировать на изменившиеся природные условия. Какое-то время они сопротивляются, но потом наступает слом, и все оборачивается катастрофой.

   Но для того, чтобы противостоять широкомасштабным изменениям климата, не хватит никаких денег. В последние годы на территории бывшего СССР мы стали свидетелями двух бедствий, связанных с изменением климата (и отчасти - с деятельностью человека). Это - резкий подъем уровня Каспийского моря, начавшийся совершенно неожиданно для специалистов, которые еще в 1980-е годы (когда море уже поднималось) обсуждали проекты переброски части стока рек на юг, чтобы спасти <усыхающий> Каспий, а также иссушение Аральского моря. (Эти процессы совпали, по-видимому, совершенно естественным образом, ибо многочисленные исторические свидетельства говорят о том, что при подъеме уровня Каспия Арал сильно сокращается в размерах). В обоих случаях люди ничего не могут противопоставить природным процессам. Подъем Каспия уже принес колоссальные убытки - приходится в буквальном смысле переносить города и поселки, перестраивать порты и т. д., а иссохшее Приаралье просто запустело.


   В последние время влияние деятельности человека на климат связывают прежде всего с так называемым "глобальным потеплением". Действительно, средняя температура планеты за последние сто лет выросла примерно на 0,5 °С. Величина громадная, если учесть, что на протяжении последнего тысячелетия, включавшего и "малый ледниковый период", и более теплые эпохи, все колебания температуры укладывались в эти полградуса. Значит ли это, что мир и в самом деле становится теплее? Как знать. Хотя теория о том, что глобальное потепление неизбежно, прочно утвердилась в прессе, а мировое сообщество принимает обязательные для исполнения документы по предотвращению глобального потепления, фактически климатологи разделились на две группы.

Большинство считает, что глобальное потепление, вызванное деятельностью человека (прежде всего, выбросом парниковых газов), совершенно реально, и уже в первой половине следующего столетия мы почувствуем его последствия. Именно это мнение стоит за документами, предписывающими всем странам мира к началу XXI века ограничить потребление ископаемого топлива. Меньшинство - впрочем, весьма влиятельное - убеждено, что мир стоит на пороге нового похолодания, и в этом смысле парниковый эффект в лучшем случае лишь отсрочит или смягчит предстоящую Великую Зиму, которой суждено продлиться много тысячелетий, а в худшем - сделает переход от теплой эпохи к холодной катастрофическим. Поскольку научная истина определяется отнюдь не большинством голосов, может статься, что правы как раз сторонники теории похолодания. (Артур Кларк, известный своими довольно точными прогнозами в области науки и техники, считает, что новый ледниковый период начнется уже в 2090 году). В пользу этого мнения говорит тот факт, что наука не слишком хорошо знает, как начинаются ледниковые периоды: таяние гигантских ледников в значительной мере стерло из геологической летописи историю их возникновения. Очевидно, однако, что похолодание сопровождалось крайней неустойчивостью климата - попросту говоря, ужасно плохой погодой. В этом смысле какой-либо прогноз на XXI век просто невозможен, можно сказать лишь, что все, что мы видели до сих пор - только цветочки. Кроме того, несмотря на всевозможные спутники, сеть метеостанций и будущие супер-суперкомпьютеры, метеорологи будут ошибаться чаще, чем сегодня, ибо невозможно основывать прогноз на длинном ряду наблюдений, если те были сделаны в другую климатическую эпоху.

   Если похолодание все же начнется, то погода XXI века будет походить на ту, что стояла во время малого ледникового периода. Он продолжался примерно триста лет, примерно с конца XIV до начала XIX века. В это время погибли поселения викингов в Гренландии (с 1476 г. до 1822 г. ни один корабль не мог пробиться сквозь льды к берегам этого острова). В течение 25 лет с 1575 по 1600 г., полностью была блокирована льдами Исландия - а ведь за сто лет до этого, Колумб не видел никакого льда близ исландских берегов. Не замерзает там море и сегодня. В Голландии каналы покрывались зимой толстым слоем льда (как прекрасно видно на картинах старых голландцев), а в России почти полностью прекратилось сообщение с поселениями поморов в Западной Сибири и в низовьях Енисея - как раз тогда прекратила свое существование знаменитая Мангазея. Очень тяжело сказался этот период на сельском хозяйстве Европы. В Англии, России, Европе пришли в упадок сотни деревень (причины тому, впрочем, были не только климатические). Россию весь XVI век терзали жестокие морозы, стихийные бедствия следовали одно за другим, "дожди сменялись засухами, а засухи - грандиозными ненастьями", - отмечают известные специалисты по истории климата Евгений Борисенков и Василий Пасецкий1. А в начале XVII века на Россию несколько раз обрушивались летние морозы - в июле, в начале августа... В 1620 году замерз Босфор, и люди переходили его по льду. Бывало, однако, что лето оказывалось жарким и засушливым. Одним словом, такую погоду врагу не пожелаешь. Но куда хуже нам и нашим детям придется, если правы окажутся сторонники теории глобального потепления.

Примечания

1.Борисенков Е.П., Пасецкий В.М. Тысячелетняя летопись необычайных явлений природы. М., 1988
(Некоторые разделы этой книги можно найти здесь)


 У Вас есть материал пишите нам
Copyright © 2004
Авторские права на материалы принадлежат авторам статей.
При использовании материалов сайта ссылка на ss.xsp.ru обязательна!
По всем вопросам пишите нам admin@xsp.ru
 
Rambler's Top100