ss.xsp.ru
 Добавить в избранное
ss.xsp.ru
Структурный гороскоп
Циклы Кондратьева
Общемировые события
Ссылки

К содержанию
Петр ДЕЙНИЧЕНКО

XXI век: история не кончается.

Часть вторая. Тупики и пропасти

Боги и демоны

Цена спасения

Китайский контроль

   Когда интеллектуалы, в том числе серьезные ученые требуют во имя спасения биосферы изменить все устройство общества и, в частности, перейти к сознательному регулированию рождаемости с тем, чтобы быстро сократить численность населения, они меньше всего думает о тотальном контроле над личностью и ограничении свободы. Но посмотрим, чем такое регулирование оборачивается в Китае.

   В 1996 году весь мир обошли страшные кадры - умирающие от голода дети в сиротских приютах Китая. Правозащитники утверждали, что в одном из таких приютов в Шанхае в начале 1990-х годов смертность достигала 90 процентов. Разразился международный скандал, китайские власти стали оправдываться, но за всем этим от мировой общественности едва не ускользнуло главное: дети в приюте были вовсе не сироты в обычном понимании слова. Это были брошенные дети - жертвы знаменитой кампании <одна семья - один ребенок>.

   Кампания, если верить официальной статистике, проходит вполне успешно. Если в 1970 г. в среднем у каждой женщины рождалось пятеро детей, то теперь - менее двух. Тем не менее, правительство не собирается ослаблять гайки, опасаясь, что даже слухи о возможных послаблениях могут привести к резкому росту рождаемости в китайской деревне. В середине 1980-х так уже случалось.

   Выбор у властей невелик - когда ООН предложило Китаю в качестве условия предоставления помощи отказаться от квот на рождаемость, в Пекине ответили, что даже при нынешних жестких ограничениях рост населения в стране не прекратится до 2040 года.

   Китайская программа планирования семьи всегда отличалась непоколебимостью, отмечал в 1999 году журнал . За нарушение квоты следовало жесткое наказание - штраф, в несколько раз превышающий средний годовой доход на душу населения. Если семья не могла заплатить штраф, это значило, что ребенок никогда не будет зарегистрирован официально. Фактически его так и не признают живым.

   Деревенские старосты обычно получают квоту на максимально допустимое количество рождений в их деревне. Превысить ее нет никакой возможности. В ноябре и декабре, когда в сельскохозяйственных работах наступает перерыв, в деревнях обычно разворачивается кампания по стерилизации. Население находится под постоянным контролем: так, женщинам, работающим в других городах, предписывается регулярно возвращаться в свою провинцию для обследования на случай беременности. Городские власти Пекина, например, запрещают приезжающим в город женщинам арендовать жилье и устраиваться на работу без справки о семейном положении и размере семьи. Фактически им запрещена беременность - нарушительниц штрафуют выдворяют из столицы.

   Несмотря на все усилия пропагандистов, психологическая проблема остается - люди, которые хотят еще одного ребенка, не могут его иметь. Им стараются как-то скрасить существование, предоставляя всевозможные блага - беспроцентные ссуды, товары со скидкой, повышенные пенсии. Последнее особенно важно, поскольку по традиции сыновья остаются в родительском доме, чтобы быть опорой родителям в старости. Семья с одной лишь дочерью чувствует себя незащищенной - не случайно в некоторых провинциях местные власти шли навстречу таким парам и давали им возможность родить еще одного ребенка. Если еще раз рождается девочка - это настоящая трагедия. Часто таких нежеланных дочерей топят или просто оставляют умирать в приютах, причем еще неизвестно, какая смерть лучше. Забрать таких детей из приюта практически невозможно. Во-первых, официально они как бы не существуют. Во-вторых, китайские законы приравнивают усыновление ребенка к естественному рождению.

   И все же миллионы детей рождаются в тайне от властей. Они никогда не будут зарегистрированы, а <приемные> родители скажут, что они просто <нашли> ребенка. Легче им от этого не станет. Председатель китайской Государственной комиссии по планированию семьи Пэнь Пэйюн даже издал специальный циркуляр, запрещающий слишком жестоко преследовать людей, родивших второго ребенка (не избивать их, не сжигать их дома и т. д.). Надо сказать, Комиссия работает очень активно. В середине 1990-х ее аппарат насчитывал около 300 тысяч штатных сотрудников, которым помогало около 80 миллионов добровольцев - едва ли не десятая часть взрослого населения Китая. Как водится, такая бюрократическая организация начинает действовать уже в собственных интересах, стремясь выбить дополнительное финансирования и всячески доказывая для этого свою необходимость.

   Незарегистрированные дети кое-что выиграли от экономических реформ. Китайцы стали богаче, и в крупных городах появились нелегальные платные детские сады и клиники. Тем не менее, власти продолжают их игнорировать, и известны факты, когда местные власти сносили школы, построенные для таких детей. Впрочем, ради детей люди готовы платить штрафы или давать взятки, и даже многие чиновники поговаривают о том, что подход к планированию семьи слишком уж жесткий.


"Новый порядок" от Бестужева-Лады

   Интеллектуалов, впрочем, мало смущает этот печальный опыт. Как и столетия назад, они твердо уверились, что знают, как лучше, и не стесняются давать рекомендации.

   Сначала - несколько цитат:

<Мы предлагаем следующие принципы искоренения преступности:
1. За любое покушение на человеческую жизнь - смерть...
2. За любое достаточно серьезное покушение на чужую частную, общественную или государственную собственность... - продолжительные каторжные работы, остаток жизни - среди таких же изгоев.
3. За мелкие хищения и им подобные преступления - исправительные лагеря. В случае рецидива - каторжные работы и пожизненная ссылка.
4. За хулиганство и другие нарушения общественного порядка - разорительный штраф и в случае рецидива - пожизненная ссылка.>
1

   Это еще не все.

<Минимизировать число распавшихся или неблагополучных семей - главного <поставщика> новых контингентов в преступную среду. Надо решительнее идти на принудительную стерилизацию тех ущербных элементов - психопатов, наркоманов, алкоголиков и т. п. - которые фактически, а иногда и юридически не имеют родительских прав...>

<Свести к минимуму, а желательно и вовсе покончить с гастарбайтерством, ибо человек, порвавший с родной ему средой, вошедший в соприкосновение с чуждой ему культурой и подвергающийся при этом дискриминации - всегда потенциальный преступник и обязательно пойдет на преступление...>1

   Это - не из программы какого-нибудь неофашистского или фундаменталистского движения. И даже не из мрачного фантастического романа.

   Перед вами не более и не менее как очередной план спасения человечества от всех напастей - бедности, перенаселения, экологического кризиса. Предлагает его известный социолог и публицист перестроечных лет Игорь Бестужев-Лада. Он призывает нас в прекрасный новый мир, строить который предстоит под жестким контролем глобального правительства. Потому что никто добровольно в этот рай, где слышится клацанье затворов и свист ветра в колючей проволоке, не пойдет.

   Христианская мораль (а также мусульманская, буддийская и всякая прочая), общечеловеческие ценности, права человека, законы божеские и человеческие - все это, с точки зрения ученого, всего лишь <псевдогуманистический мусор>, место которому на свалке истории. К чему вся эта ерунда в преддверии Страшного Суда? Спасутся избранные, сиречь уверовавшие, а кто не хочет спасаться по-нашему, по-ученому, пусть погибает. Китайцы - от перенаселения, русские, европейцы и японцы - от вырождения, африканцы - от СПИДа... Американцы, надо полагать, от пресыщения. <Пусть народы по собственной воле (или, точнее, по собственному неразумению) исчезают с лица земли возможно быстрее и освобождают свой ареал для более жизнеспособных.>1 Для кого именно - пусть решает ООН.

   Столь решительные меры, полагает Бестужев-Лада - между прочим, академик-секретарь Российской Академии образования - единственное спасение человечества, которому через несколько десятилетий суждено <погибнуть в волнах Второго Потопа> - а именно, перенаселения. Точнее, всемирного бунта обездоленной и безмысленной молодежи, у которой лишь одно стремление - взять себе то, что не додала судьба. На смену прежним десяткам миллионам отверженных <приходят сотни миллионов новых, бездушно воспитанных нами же самими в совершенно ином духе, далеком от религиозного смирения... И мы по лености ума полагаем, что <новые> будут вести себя как <старые>. Но чудес на свете не бывает. Если разбудил в человеке зверя - не жди, что зверь станет вести себя по-человечески>, - читаем мы.

   Вроде бы все верно, и, кажется, с этим можно согласиться. Но тут Бестужев-Лада проделывает простенькую логическую операцию и, опираясь на простую метафору, отказывает всем этим обездоленным в праве называться людьми. Ведь они <обездолены не только в материальных, но и в духовных благах. Они, по существу, лишены всех форм общественного сознания... У них нет внутреннего запрета совести... У них нет и внутреннего запрета на все незаконное. ... Они боятся только силы. И подчиняются только силе. Наконец, в их сердцах отсутствует Вера. Остались только суеверие и изуверство>.

   Остается последний шаг, и Бестужев-Лада идет до конца:

<Воспитанное нами человекообразное существо намного страшнее самого лютого зверя. ... Человек-зверь научился подавлять спасительные рефлексы, гасить проблески разума. Он ведет себя как животное, зараженное бациллой бешенства>.1

   Ужасный и кровавый проект, который уважаемый социолог и педагог излагает на дальнейших страницах, всего лишь логическое следствие первоначального умозаключения. Вот как он мыслит: людей становится все больше и больше. Благ цивилизации на всех не хватит. Обездоленные понимают это, и всеми силами захотят получить свое. Обездоленные лишены и духовных благ, у них нет ни совести, ни веры, ни уважения к закону, поэтому они удавятся за кусок хлеба, а за кучу баксов удавят и родную мать. Поэтому они не люди, а хуже зверей. А потому нет у них права на жизнь.

   В сущности, все проблемы человечества Бестужев-Лада предлагает лечит топором. Вот, например, способ потушить горячую точку: все военные и политические деятели стран, втянутых в конфликт - от высших лиц в государстве до представителей местных властей - должны быть немедленно интернированы надгосударственными силами. При сопротивлении - пристрелены на месте без суда и следствия. Одновременно - полное <разгосударствление> соответствующих стран с передачей их под мандат международной организации. <Если отдельным негодяям-демагогом удастся увлечь за собой одурманенные ими народные массы, то они объявляются военными преступниками и подлежат смертной казни по приговору международного трибунала (надо полагать, трибунал других наказаний не знает - П. Д.), а толпы, доведенные до состояния массового психоза, беспощадно истребляются>, - очевидно, уже без всякого суда - что на быдло время тратить?

Замечание из 2003 года:
Кажется, американская администрация действовала в Ираке строго по этому рецепту. Внимание, конспирологи: за спиной Буша-младшего, оказывается, стоит Бестужев-Лада! Все было разработано в России еще лет десять назад...

   Цель оправдывает средства, и <когда речь идет о жизни и смерти человечества, нет места псевдогуманизму. Несколько беспощадно истребленных негодяев - это вполне оправдано, если таким образом спасается жизнь миллионов.>

   Любопытно, что главное зло, то самое, что, по его мнению, превратило тихих покорных обездоленных в нелюдей, Бестужев-Лада видит в телевидении. Конечно, не в техническом изобретении как таковом, а в телевидении как средстве распространения информации, которая становится доступной даже неграмотным. А то откуда бы обездоленные узнали, какие блага цивилизации есть в этом мире и как их заполучить? (Опять перед нами все тот же страх перед свободой доступа к информации).

   Бестужев-Лада, довольно много места уделяя на страницах своей книги борьбе с тоталитаризмом в отдельных странах, сам предлагает, по сути, установить тоталитарный мировой порядок. Можно, конечно, сказать, что в головах бывших советских интеллигентов ничего другого родиться и не может, но на самом деле проблема глубже. Бестужев-Лада то ли по недомыслию, то ли по искренней убежденности проговорил до конца все, что логически вытекает из распространившихся в последнее время всевозможных <экогейских> рецептов борьбы с нарастающим экологическим кризисом.


Экологический тоталитаризм

   Один из таких проектов в 1996 г. был опубликован в газете <Зеленый мир>. Предложивший его известный палеогеограф Всеволод Зубаков заворожен все тем же видением бесконечно множащихся человеческих масс, которые вот-вот поглотят планету. Корень зла он видит в приверженности человечества <природопокорительскому мировоззрению>, которое через полвека приведет биосферу <к необратимому переходу в техносферу>. На смену современной цивилизации придет новая, тоталитарно-мафиозная <техногейская>. К этому же времени появятся первые кибернетические организмы - киборги, в которых мозг человека будет непосредственно взаимодействовать с биоинженерными устройствами. Киборги, по Зубакову, представляют собой следующее звено эволюции, но им предстоит существовать в симбиозе с людьми, ибо <киборг без человека немыслим, так же, как ... жвачные немыслимы без бактерий в их желудке>. (Человек в данном случае, конечно, бактерия. - П.Д.) Уделом человека станет быть донором высокоразвитого мозга - и не исключено, что в далеком будущем вся Земля превратится в планету доноров мозга для космических киборгов. (Вот она, "Матрица"! Ау, мистер Гибсон!)

   Процессы киборгизации окажутся в центре внимания государств, корпораций и преступных организаций, и первым его результатом станет киборг-солдат... В дальнейшем Зубакову видятся социальные противоречия и конфликты между людьми и киборгами, в которых люди неизбежно проиграют.

   Такое развитие событий окажется неизбежным, если только человечество немедленно не свернет с этого гибельного пути. <Чтобы быстро вернуть всю биосферу в состояние гомеостаза с цивилизацией, есть только один-единственный реальный путь - население мира должно быть сокращено за жизнь не более чем двух поколений до 1,0 - 1,5 млрд. человек, а по мнению ряда исследователей - до 0,5 - 0,7 млрд.>

   Первым условием на этом пути должен стать отказ от всех существующих религий и идеологий и замена их новой экогейской идеологией. Без этого нельзя добиться главного - сокращения численности населения в четыре раза уже через 50 лет. Идеология должна сыграть принуждающую роль, причем для малограмотного населения Земли это возможно лишь в том случае, если <экогеизм> будут отождествлять с новой религией - Культом Вселенского разума (по крайней мере, такой культ должен стать одним из ее элементов). Ближе всего, полагает Зубаков, к идее гомеостаза с биосферой подошло рериховское Учение Живой Этики - Агни-Йога. Эта новая вера - некий вариант интеллектуального язычества - примирит человечество с необходимостью подчиниться новой железной руке, ибо главной предпосылкой ее должно стать осознание человечеством своего греха перед Матерью-Биосферой и потомками, допустив экологический кризис и перенаселение планеты. <У человечества нет возможности сотрудничать с биосферой без покаяния и понесения расплаты>.

   Поскольку вряд ли человечество захочет добровольно принять новые порядки, особенно зловеще выглядит положение о том, что <каждый преступник должен знать, что лишение права на жизнь будет нормой судопроизводства>, причем такое наказание возможно как за преступления, так и за нарушение <табу экогейского общества> (которые еще предстоит разработать). Кроме того, право <на свободное и легкое расставание с жизнью> должны иметь и все старики...

   Воплощать все это в жизнь предлагается с помощью военной силы, которая и обеспечит необходимое для такого проекта единство мира.

   Предупреждая упреки в бесчеловечности, В. Зубаков пишет: <А что считать гуманнее - сознательное регулирование объединенным обществом роста народонаселения и его планирование, против чего возражают сейчас все религии, увы, явно отставшие от темпов эволюции, или стихийную киборгизацию, процесс которой принципиально не может контролироваться мировым сообществом..?>

   В киборгизации, должно быть, ничего хорошего нет, но и ее самой пока нет и не известно, придет ли такое несчастье. Она пока что более призрачна, чем глобальное потепление. А регулировать численность населения надо уже сейчас...

   Надо заметить, во всех этих проектах - а таковых, увы, немало, - существует логический порок. Казалось бы, с рациональной точки зрения они безупречны, поскольку даже неудачная попытка воплотить их в жизнь приведет к невиданному кровопролитию, и необходимая цель будет достигнута - людей после этого останется очень немного. Но именно поэтому никто никогда даже не попытается воплотить их в жизнь. По крайней мере, в ближайшие годы.

   Но все может измениться, когда население Земли возрастет еще на пару миллиардов. К несчастью, чем больше нас будет, тем меньше будет стоить человеческая жизнь. К несчастью, традиционные религии и основанные на них этические нормы сдают позиции: десятиклассница - участница московской школьной экологической олимпиады подметила, что традиционная и религиозная этика входит в противоречие с этикой экологической, причем последняя заслуживает предпочтения. К несчастью, эти идеи получили довольно широкое распространение среди молодежи, и в том числе среди наиболее образованной ее части - компьютерного сообщества, которая успела привыкнуть рассматривать такие тоталитарно-революционные сценарии не более чем игру ума. (И это уже отливается погромами, которые устраивают антиглобалисты).

   Многие идеи в течение многих лет существуют в скрытой форме, причем те, кто исповедует их или просто интересуется ими, не всегда представляют себе, насколько разрушительны они могут быть для существующего мироустройства. Вспомните прозападный Иран 1960-х годов. Кто, кроме исламских фундаменталистов, всерьез предполагал, что спустя двадцать лет эта страна станет исламской республикой? Это казалось какой-то нелепостью, не более. Еще более маргинальную группу представляли собой большевики в 1903 г.; что же касается итальянского фашизма и германского нацизма, то эти идеи долгие десятилетия обсуждались в интеллектуальных и художественных кружках, и немногие сознавали их потенциальную опасность, хотя все знали, о чем идет речь. Одна московская газета еще в 1898 г. опубликовала пространную статью <Будущее германства и славянства по вожделениям немецкого ученого шовиниста>. Там все было сказано открытым текстом: <Я грежу, что в будущем черно-бело-красное знамя будет развеваться на вершине Урала, и что в Сарматской равнине, по которой блуждает теперь орда нищих, будут жить в довольстве миллионы немецких крестьян!> Немногие придали этому серьезное значение. Такими же высоколобыми интеллектуалами были и социалисты и либертэны XVIII века. Они никак не подозревали, чем обернутся их теоретические рассуждения и эпатирующие призывы.

   Нетрудно представить, во что превратится идея намеренной депопуляции во имя спасения Матери-Биосферы, когда она дойдет до широких масс в самых перенаселенных странах мира - а это случится уже лет через десять. О депопуляции легко фантазировать в России. У нас огромные территории вообще практически не затронуты деятельностью человека, а население сокращается. Но почему мы думаем, что какой-нибудь маньяк с другого конца света, проникнувшийся <экогейскими> идеалами и решивший очистить мир от скверны, решит, что мы заслуживаем права на жизнь?

   Вообще, удивительно, как легко люди, мыслящие в категориях идеала, говорящие о нашем священном долге перед Матерью-Природой, спасении биосферы и достойном человека существовании, переходят от в общем-то здравых идей к практическом руководству по отделению агнцев от козлищ, определяя, кто достоин светлого царства, а кем лучше вымостить ведущую туда дорогу. Только вот почему-то они никак не могут сделать последний шаг и представить себе, как это будет выглядеть в реальности. Кто, например, будет осуществлять отбор? Думается, это станут делать какие-нибудь <истинные экогейцы>, верой и правдой служащие новому идеалу, на основе сообщений от своих добровольных помощников...

...Военное положение. Вой сирен, где-то проходит облава на <незарегистрированных> людей. Под этот вой проходит обыденное заседание квартального комитета по контролю над численностью населения. Обсуждают текущие вопросы: гражданка Петрова тайно родила ребенка. Постановили - ребенка подвергнуть эвтаназии (как во всех подобных случаях, изобретут какой-нибудь нейтральный термин, и будут говорить что-то вроде <передать ребенка на попечение надзорной службы>), гражданку подвергнуть принудительной стерилизации и выслать в административном порядке. Пенсионеру Борисову на днях стукнуло восемьдесят, и он категорически отказывается переезжать в Дом вечного покоя. Постановили - лишить пенсионного пособия, решить вопрос о поощрении доносителя...

   Вот так это все и будет - банально, скучно и без всякого пафоса. А сколько книг придется изъять из библиотек, потому что они не будут соответствовать канонам экогейской религии и развращать молодежь! Сколько храмов разрушить!

   Наверно, идеал и не может быть иным - умозрительные конструкции никакого отношения к реальной действительности и нравственности не имеют, идеализация есть обобщение - и поэтому, по отношению к реальной действительности, упрощение. Все, что не вписывается в идеальные рамки, приходится игнорировать - реальную этику, человеческие связи, сиюминутные интересы, культурное наследие, - словом все, что мешает строить умозрительную модель. Труднее всего игнорировать живых людей, поэтому в подобных моделях предполагается, что они или соответствуют идеалу, или не существуют. Из этого не следует, что все ученые, прибегающие к обобщениям, и все сторонники идеальных теорий безнравственны. Пока теория остается теорией, все в порядке. Трагедия начинается, когда теорию начинают воплощать в жизнь в святом убеждении, что реальность порочна, и поэтому ее нужно и можно исправить. Вот тогда живые люди действительно начинают мешать, потому что ведут себя совсем не так, как предписывает теория.

   Идеальная цель оправдывает средства как раз потому, что она идеальна, поэтому-то на пути к ней никак не обходится без лагерной пыли. Получается, что <идеал - это то самое, что разрешает <кровь по совести>. Идеал требует жертв. И чем выше, чем лучезарнее идеал, тем больше крови за него льется как только он становится руководством к действию>.2 При этом совершенно неважно, к какому идеалу вы стремитесь, важно лишь, чтобы он был много выше интересов обычного человека. В свое время святой Иосиф Волоцкий требовал смертной казни не только за ересь, но и за недонесение о ереси - что делать, идеал не терпит компромисса. Поэтому кое-что нам в них - идеалистах и спасителях человечества - не нравится. Мы, скучные обыватели, их попросту боимся. Да и как не бояться? Ведь всякий понимает, что придут <идеалисты>, да начнут спрашивать, праведно ли живешь... Беда в том, что праведность все понимают на свой лад...

   Мир, стремящийся к единству, в котором для огромного количества людей в самом прямом смысле не будет места, в то время как немногие будут наслаждаться всеми благами цивилизации, окажется чрезвычайно неустойчивым: слишком велико будет искушение решить это противоречие одним махом. Устои этого мира будут хрупкими еще и потому, что уже сегодня их с разных сторон подтачивают крах традиционных религий, не способных ответить на новые вопросы, стремление обездоленных людей выжить любой ценой, и рискованные этические поиски интеллектуалов.

   В книжке Бестужева-Лады, где он излагает свой план спасения человечества, много цитат из Библии и псевдохристианской риторики. Здесь не место рассуждать о том, вписываются ли его взгляды в рамки хоть какой-нибудь религии. Уповать же на Бога позволено каждому. Надо думать, академик искренне хотел помочь человечеству избежать страшного конца - но, сам того не желая, еще немного пододвинул нас к роковой черте.

   Ведь конец света начинается с нашего желания уничтожить этот враждебный жестокий мир, которому нет никакого дела до нас. Стереть с лица земли нераскаявшихся грешников. Конец света начинается, когда перепуганные добропорядочные граждане готовы аплодировать репрессиям, массовым казням, а потом и погромам - сначала во имя светлого будущего человечества или во имя истинной веры, потом - во имя освобождения жизненного пространства или просто ради того, чтобы заполучить кусок чужой собственности... Когда мы готовы доносить друг на друга и убивать <чужаков> сами. И чем мы тогда будем лучше тех, кого объявили <нелюдьми>?

Примечания

1. Бестужев-Лада И. В. В преддверии Страшного Суда, или Избежим ли предреченного в Апокалипсисе? М., 1996, сс.9-10, 18, 28, 103, 106-107.
2. Иваницкая Е. Не соблазняйте нас идеалом. "Знамя", 1991, № 12.


 У Вас есть материал пишите нам
Copyright © 2004
Авторские права на материалы принадлежат авторам статей.
При использовании материалов сайта ссылка на ss.xsp.ru обязательна!
По всем вопросам пишите нам admin@xsp.ru
 
Rambler's Top100